Дед-пикет, которому грозит уголовка из-за сквера: «Мне советовали заняться садом и сидеть тихо»

0
58

Пенсионер во время протестов у Театра драмы ударил полицейского газеткой

Дед-пикет не расстается с Конституцией и портретом Путина

Вадим Панкратов, которого в народе прозвали Дедом-пикетом, на протяжении многих лет является одной из самых колоритных фигур на любом митинге в Екатеринбурге. До последнего времени для него мероприятия проходили шумно, но без каких-либо последствий. И только в истории со сквером получилась осечка. 

На уходящей неделе грянул гром — Вадима Панкратова решили сделать фигурантом дела по статье 318 УК РФ (применение насилия в отношении представителя власти). И весть об уголовном преследовании деда многим показалась совершенно абсурдной: на пенсионера ополчились из-за того, что он… хлопнул подполковника Антона Трошина по руке газетой. Дело было в самый первый день протестов в сквере.

Мы поговорили с Вадимом Панкратовым. В битве за сквер пенсионер, 62-летний отставной силовик, был белой вороной не только благодаря своей футболке, но и позиции, которую проповедовал. Вкратце: он не был ни сторонником сквера, ни сторонником храма, а пришел поддерживать Путина. 

Дед-пикет признался, что он одинокий человек, но он всегда в гуще общественно-политической жизни

— Вас не раздражает, что вам дали такое ироничное прозвище — Дед-пикет?

— Нет, не обидно, хотя я узнал об этом от совершенно посторонних мне людей. Вообще, я одинокий человек, но на общественные мероприятия хожу, чтобы поддержать Путина в проблемных вопросах. Для меня это не удовольствие. Но это и не зазорно — участвовать в политической жизни и поддерживать демократию. Я стараюсь быть полезным. Мое оружие — это не крушить заборы, а слово и рисунки. Так сказать, в форме боевого листка, чтобы в 3–4 стихах выразить отношение к злободневной теме. Я везде иду с плакатом, особо не вмешиваясь в ситуацию. Я всегда в нескольких десятках метров в стороне. 

У Вадима Панкратова есть свой «иконостас», и в нем ключевые политические фигуры страны с Путиным во главе

— Но в тот день, когда между вами и полицейским произошел конфликт, вы были не в стороне, а как раз в самой гуще событий…

— Я утром работал в библиотеке Белинского и узнал, что будут «обнимать» сквер. Решил пойти туда. Ведь дело было не в храме и не в сквере. В эти события вбрасывали раскол между различными группами людей — верующими и неверующими, любителями природы и архитектуры. Кто-то умело использовал ситуацию. Знаете, у китайцев есть такое образное сравнение: сидящая на дереве обезьяна следила за тем, как тигры дрались. Все перессорились на ровном месте!

— Какую из сторон вы представляли?

— Я пришел со своей программой. Просил обратить внимание на социальные нужды, на строительство садиков, больниц, школ. Многих сейчас обвиняют в том, что они участвовали в митинге, который являлся несанкционированным. А что сделали полицейские и Министерство общественной безопасности, у которых был вагон времени на реакцию? Как они информировали людей о том, что не нужно участвовать в этом мероприятии? Нужно было искать тех, кому выгоден конфликт. Но что получилось на деле? Рыба, как известно, гниет с головы, а бить стали по хвосту. Стали задерживать и хватать тех людей, которых просто столкнули головами. Вот и вся суть. Когда мне назначали административный штраф, меня даже слушать не стали. Сказали: «Вы не по делу говорите». 

Дед-пикет атакует полицейского. Позже он об этом пожалеет. Искренне

— Расскажите о конфликте с полицейским Трошиным, что произошло между вами?

— Я заранее предупреждал силовиков, когда стали приходить так называемые спортсмены. Я послушал их речь, посмотрел на жесты и на татуировки, и мне сразу вспомнились девяностые годы и рейдерские захваты. Ситуация была такой: нас всех обвиняли в нарушении общественного порядка, а этих спортсменов — нет. Депутат Киселев, например, росгвардейцев и полицейских предупреждал, что начнутся столкновения. Они ему отвечали, что не допустят этого. Но на деле все получилось иначе. Силовики бездействовали. И это было первым сигналом для меня. Я увидел их неподготовленность. Именно поэтому я и прокричал, что МВД позорит Путина. Этот подполковник Трошин стоял у патрульной машины и сказал мне, чтобы я убирался домой. Рядом был какой-то парень Максим Скворцов, и он заступился за меня, сказал, что «дед все правильно говорит». А полицейские ему в ответ сказали: «А ты пьяный!» И решили его задержать. Ну народ и поднялся, давай кричать, окружили патрульную машину. И я хлопнул полицейского газетой по руке. Сумбурно вышло. 

— Сожалеете? 

— Раскаиваюсь! Я не сдержался и не совладал с собой. Видно, возраст уже… Можно ведь было обойтись и без конфликта.

— А почему вы так рьяно защищали забор?

— Повалить забор означало погреть руки провокаторам в той ситуации. Могли пострадать люди, ни в чем не повинные. Поэтому я его защищал. Я был один против всех, но никто меня не поддержал. Вы помните, как называлась до переименования улица Ельцина? Она называлась улицей 9 Января — в память о гапоновщине и расстреле рабочих. Для меня это было символично. 

Вадим Панкратов пытался удержать забор, кричал, чтобы его не трогали

— Чем вы увлекаетесь помимо политики? Есть у вас, например, сад или огород?

— Знаете, мне очень советовали в полиции заняться садоводством… И вообще сидеть тихо. На пенсии я с 2002 года. Но я участвую в активной жизни. Собираю библиотеку. Я сторонник Путина, все это знают.

— Скажите, а вы хоть раз в жизни видели президента Путина?

— Нет! К сожалению. Но я хотел бы. В этом году я пробрался на «Иннопром». Но полиция мне сказала: «Тут Путина точно не будет. Он будет в УрФУ». Представляете, посадили в машину и привезли меня к университету. Только строго сказали, чтобы «никаких плакатов». И я возле университета стоял в своей фирменной майке и кепке, а он, Путин, с кортежем в двух метрах проезжал! 

Редкий митинг в Екатеринбурге проходит без Деда-пикета

— Если бы вам дали 3 минуты на разговор с президентом, о чем бы с ним побеседовали?

— Здоровья бы крепкого ему пожелал и попросил бы его, чтобы Екатеринбургу вернули Краснознаменную группу. И еще сказал бы, чтобы мавзолей во время парадов 9 Мая не драпировали (закрывали. — Прим. ред.). Это расстраивает многих ветеранов. 

— А если вас все-таки накажут в суде, будете и дальше на пикеты ходить? 

— Обязательно! В сквере я исполнял свой гражданский долг. В Конституции написано, что каждый житель страны обязан сохранять природу. Статья 58.

— Судя по вашему альбому, вы даже стихи сочиняете Владимиру Путину? Зачитаете?

— Это скорее мысли в трех строках. Например, есть такая: среди многих и архиважных дел вы сохранили его для нас (имеется в виду сквер у Драмы. — Прим. ред.) для всех и преподали добродетели урок — там, где многих обуял порок!

Напомним, в отношении некоторых участников майской битвы за сквер уже возбуждены уголовные дела. Какие статьи могут грозить участникам событий в сквере, мы разобрали с адвокатом.

Текст: Роман МАРЬЯНЕНКО
Фото: Роман МАРЬЯНЕНКО, Евгений ЛОБАНОВ, Максим ВОРОБЬЕВ / Е1.RU

Ссылки по теме:

Дед-пикет, который защищал сквер у Драмы, может сесть на пять лет за избиение полицейского газетойподробности — 17.07.2019

«Я был в сквере, меня теперь посадят?» Разбираемся с адвокатом, за что преследуют екатеринбуржцевобзор — 17.07.2019

В Екатеринбурге на защитника сквера завели уголовное дело об оскорблении полицейского — 04.06.2019
источник E1.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here