Два вето двух президентов на один закон. Исторические хроники РАПСИ

0
2

Речь идет о законе «О творческих работниках литературы и искусства и об их творческих союзах», внесенном в 1996 году группой депутатов — членов комитета ГД по делам общественных объединений и религиозных организаций. И отнесенном ни больше ни меньше к тематическому блоку «Государственное строительство и конституционные права граждан».

В чем же была суть этой законодательной инициативы? Как пояснил один из ее авторов, Виктор Зоркальцев (КПРФ), в правовое поле впервые предлагалось ввести такие новые понятия, как «творческий работник», «творческая профессия», «творческий союз». Законопроектом устанавливались отношения органов государственной власти и местного самоуправления с творческими работниками и их союзами, трудовой и социальный статус творческого работника. Определялись специфика, виды, сферы деятельности творческого союза как общественной организации, которая в соответствии с концепцией законопроекта сочетала ряд различных функций, присущих как профессиональному союзу, так и государственной организации. Особое место в проекте закона было уделено финансовым и имущественным гарантиям творческих союзов, пенсионному обеспечению, социальной защите и трудовым правам творческих работников и их объединений. Также впервые была предпринята попытка наделить юридическими, социальными и экономическими правами творческого работника, не работающего по трудовому договору или, иными словами, работника свободной профессии, труд и деятельность которого не регулируются российским законодательством.

Этот законопроект в 1998 году беспрепятственно прошел все этапы рассмотрения, включая Совет Федерации, но был отклонен президентом РФ.

А в 1999 году тот же самый законопроект в той же редакции и с тем же названием был вновь представлен палате на первое чтение. Как пояснил Юрий Полдников (КПРФ), основанием для президентского вето послужило отсутствие заключения правительства РФ на этапе внесения законопроекта в Госдуму. Оно было необходимо, поскольку проект рассматриваемого закона предполагал некоторые затраты из федерального бюджета. Депутаты согласились с тем, что процедура рассмотрения законопроекта была нарушена. И поступили следующим образом: уже принятый Федеральным Собранием закон «О творческих работниках литературы и искусства и об их творческих союзах» был снят с рассмотрения для того, чтобы направить его на заключение в правительство. А затем вновь внесен в прежней редакции.

На финансовой составляющей Полдников остановился особо, выразив недоумение, «о каком противоречии идет речь, если мы указываем, что его реализация (цитирую) «не требует дополнительного финансирования из федерального бюджета», а далее указываем на то, что (вновь цитирую) «общая сумма расходов не будет превышать 160 миллионов рублей» (на это противоречие указывалось в заключении правительства). Как пояснил докладчик, затраты, заложенные в законопроекте, «уже учитываются по другим, в основном подзаконным нормативным правовым актам Российской Федерации». И привел в пример постановления правительства «О порядке определения расходов, учитываемых при налогообложении сумм вознаграждения физических лиц за издание, исполнение или иное использование произведений науки, литературы и искусства, а также вознаграждений авторов открытий, изобретений и промышленных образцов» и  «О грантах президента РФ для поддержки творческих проектов общенационального значения в области культуры и искусства», а также письмо Госналогслужбы «О новом порядке исчисления подоходного налога с физических лиц». Остается лишь, в свою очередь, выразить недоумение по поводу столь неадекватного понимания законодателем порядка финансирования закона.

Однако, как выяснилось, у правительства РФ были и другие существенные претензии к законопроекту, на которые указал в своем выступлении его полномочный представитель Геннадий Батанов. Это, в частности, противоречия закону «Об общественных объединениях», которым такая организационно-правовая форма как «творческий союз» не предусмотрена, а также Гражданскому кодексу РФ, по которому в ассоциации (союзы) могут объединяться только юридические лица, общественные и иные некоммерческие организации, в том числе учреждения, а не творческие работники.

Нецелесообразным посчитали в правительстве введение расчетной книжки творческого работника, поскольку сведения, которые должны быть в нее занесены, указываются в индивидуальном лицевом счете работника в соответствии с законом «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе государственного пенсионного страхования»). Также не ясно, что подразумевается под понятием «обнародование произведения».

Батанов отметил и противоречия Трудовому и Налоговому кодексам, закону «О государственных пенсиях в РФ». «Представленный законопроект буквально во всех статьях, пунктах противоречит действующему законодательству», — подытожил Геннадий Батанов.

С этой позицией согласился представитель президента РФ Александр Котенков. Он добавил, что рассматриваемый законопроект буква в букву повторяет ранее отклоненный закон, в котором не были учтены те существенные замечания, о которых говорил представитель правительства. Президент в своем письме отметил, что именно в силу этих причин вряд ли целесообразно принимать закон без его существенной доработки.

Тем не менее законопроект «О творческих работниках литературы и искусства и об их творческих союзах» был принят в первом чтении конституционным большинством голосов. А в конце 1999 года, посетовав на «придирки» правительства РФ, Госдума приняла его во втором и третьем чтениях.

В Совете Федерации сочли замечания правительства по поводу несоответствия ряда статей закона действующему законодательству «не вполне обоснованными». И закон в декабре 1999 года был сенаторами одобрен.

А в январе 2000 года уже новый президент РФ вновь наложил на этот закон свое вето. Что и следовало ожидать в силу изложенных выше обстоятельств.

В 2000 году Госдума следующего, третьего созыва создала специальную комиссию, которая не пришла к компромиссному варианту федерального закона.  

А в 2004 году в Госдуме четвертого созыва закон «О творческих работниках литературы и искусства и об их творческих союзах» был включен в повестку дня палаты с предложением снять его с дальнейшего рассмотрения. Заместитель председателя Комитета по делам общественных объединений и религиозных организаций Сергей Житинкин («Единая Россия») вновь перечислил все изъяны и недочеты закона. И на сей раз новый состав Госдумы с ними согласился. Закон был отправлен в архив 360 голосами. 

«Почему о недостатках закона заговорили только после отклонения закона президентом? Мы что, настолько все непрофессиональны, что без того, чтобы президент отклонил, не разбираемся? Почему вот так сложилось, что такие недостатки обнаруживаются только сегодня?» Эти вопросы заместителя председателя Госдумы Сергея Бабурина можно отнести к числу риторических.

Литературный критик, литературовед, министр культуры РФ в 90-х годах Евгений Сидоров в интервью РАПСИ сетовал, что ему «не удалось «пробить» основной закон о культуре, творческих организациях, союзах.

«И это безобразие, потому что уже все было сделано, был принят закон об общественных организациях. Я тогда привез кальки из Франции, которые нужно было перевести и приспособить к нашим условиям. Потому что нельзя творческие организации подводить под закон об общественных организациях. Одно дело филателисты, любители кружев и бабочек, а другое — писатели, композиторы, актеры. А это все было совершено нивелировано», — отметил Сидоров. 

Елена Драпеко (КПРФ) на пленарном заседании в 2004 году заверила, что комитет ГД по культуре продолжит работу по этой теме, «чтобы творческие работники получили от парламента действенную поддержку в решении жизненно важных для них вопросов». Однако проект нового закона так и не появился на свет. А деятельность творческих работников так или иначе регулируется другими законодательными актами РФ.
источник Rapsinews.ru

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.