Как российские депутаты передумали запрещать все американское

0
6

Правообладатель иллюстрации Marat Abulkhatin/TASS

Госдума приняла в первом чтении законопроект об ответных мерах на санкции США. Изначально депутаты предлагали радикальный вариант, предполагавший в том числе запрет на поставки американских лекарств и сотрудничество в разных сферах.

Эти предложения — особенно о запрете лекарств — вызвали резкую критику в России, в том числе у тех, кто обычно лоялен к властям. В итоге в Госдуме пошли на попятную и заявили, что никакой конкретики в законе не будет: правительство само решит, какие вводить ограничения.

Русская служба Би-би-си разбиралась, что же у депутатов получится в итоге, насколько страшны будут контрсанкции и зачем нужен закон о них, если ответные меры раньше вводились без помощи парламента.

С чего все началось

6 апреля власти США объявили о введении новых санкций против России, под которые попали бизнесмены, в том числе миллиардеры Олег Дерипаска и Виктор Вексельберг, крупные компании, а также высокопоставленные чиновники.

«Самый агрессивный шаг»: что известно о людях из нового санкционного списка США

Эксперты считают, что новые санкции оказались гораздо болезненней, чем все предыдущие: компании из списка оказались отрезаны от партнеров и потребителей, правительство вынуждено было задуматься о спасении бизнеса олигархов, в котором задействовано огромное число рабочих.

13 апреля спикер Госдумы Вячеслав Володин и лидеры всех четырех думских фракций внесли законопроект об ответных действиях на санкции, позже под ними подписались еще 322 депутата (всего их в нижней палате парламента 450).

Что предлагали запретить

Законопроект у депутатов получился крайне радикальный. Они назвали его ответом на «вызовы США», но помимо Соединенных Штатов контрсанкции могут коснуться стран, поддерживающих американские санкции.

Гудбай, Америка: какие товары из США предлагает запретить Госдума

Закон должен дать правительству право по решению президента запрещать товары и услуги по широкому списку. Что в него попало?

Товары

Запрет или ограничения на ввоз лекарств из США

Запрет или ограничения на ввоз сельскохозяйственной продукции и сырья

Запрет или ограничения на поставки алкоголя и табака

Запрет или ограничения на экспорт редкоземельных металлов из России

Сотрудничество

Приостановка сотрудничества в атомной, авиастроительной и ракетно-двигательной отраслях

Запрет на привлечение из этих стран высококвалифицированных специалистов

Запрет на участие в приватизации государственного и муниципального имущества

Повышение сборов за аэронавигационное обслуживание грузовых самолетов

Что осталось в законопроекте

Всё. Но ненадолго. Законопроект о контрсанкциях в первом чтении решили принять в изначальном жестком виде, но уже во втором чтении вся конкретика — группы товаров и направления сотрудничества — из него будут вычеркнуты. Закон будет просто декларировать право правительства на ответные действия.

Ни лекарств, ни табака: из законопроекта о контрсанкциях пропала конкретика

Для этого депутаты вместе с первым чтением законопроекта примут постановление Госдумы, в котором будет закреплено решение резко смягчить законопроект во втором чтении.

Зачем такие сложности? Как пишет газета «Коммерсант» со ссылкой на свои источники, чтобы позволить Госдуме сохранить лицо. Спикер Володин объяснил это иначе: так проще по процедуре.

Критики законопроекта указывали на то, что правительство России и сейчас имеет возможность вводить контрсанкции, которые впервые были запущены в 2014 году. В числе критиков оказался даже вице-спикер Госдумы от ЛДПР Игорь Лебедев.

«Смысла в этом законопроекте не вижу. При желании санкции можно вводить и по действующим законам», — сказал он «Коммерсанту».

Смягчив пилюлю, депутаты пошли на ужесточение на другом фланге — они внесли поправки в Уголовный кодекс России, которые вводят наказание не только за исполнение западных санкций (до четырех лет лишения свободы), но и за содействие в их принятии (до трех лет).

В тюрьму за помощь в введении санкций: поправки внесены в Госдуму

Поправки в УК были приняты сразу после законопроекта о контрсанкциях. Кому может грозить тюрьма, пока можно только догадываться. Первыми тревогу забили журналисты, герои расследований которых становились фигурантами санкционных списков.

А как быть сотрудникам банков, которые откажут тем, кто находится под санкциями? Об этом спросили первого замглавы фракции «Единая Россия» Андрея Исаева. Могут посадить, подтвердил он.

«Предположим, в организации существует инструкция не открывать счета тем, кто находится под санкциями, — пояснил он. — В данном случае тот, кто выпустил эту инструкцию, совершил уголовное преступление. Операциониста в данном случае нельзя обвинять. Но тот, кто выпустил инструкцию, совершил уголовное преступление».

А Володин сказал Интерфаксу, что уголовная ответственность будет полезна иностранным компаниям, которые смогут сказать у себя на родине: «Есть национальное законодательство страны, где мы работаем, и мы обязаны его выполнять».

Смягчились после критики

Депутатский законопроект вызвал редкую для российской политики волну критики с разных сторон — не только от оппозиции.

Например, очень резко высказался акционер компании «ВСМПО-Ависма» Михаил Шелков. Это крупнейший в мире производитель титана, чья продукция на треть обеспечивает потребности американской корпорации Boeing. В интервью РБК он назвал авторов законопроекта «вредителями» (в официальном заявлении компании речь шла о том, что она рискует потерять выход на мировой рынок).

Представители фондов «Подари жизнь» и других благотворительных организаций обратились к Володину и спикеру верхней палаты парламента Валентине Матвиенко с требованием не допустить включения лекарств и медтехники в перечень запрещенных к ввозу товаров.

В самом Совете Федерации в комитете по социальной политики также назвали несвоевременной мерой статью законопроекта о запрете ввоза лекарств. Даже в комитетах самой Госдумы раскритиковали некоторые положения законопроекта — в частности, о прекращения сотрудничества в атомной энергетике. Критика звучала и на пленарном заседании во время первого чтения законопроекта.

Правообладатель иллюстрации EPA Image caption «ВСМПО-Ависма» на треть обеспечивает потребности в титане американской корпорации Boeing

Глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин, согласившийся накануне на выдвижение в Счетную палату, в апреле назвал законопроект «поспешным решением с потенциально тяжелыми последствиями». А депутаты решили не торопиться с его принятием и отложили первое чтение на 15 мая.

На прошлой неделе в Госдуме собрался совет законодателей, на который пригласили в том числе критиков закона о контрсанкциях. Он закончился новостями о том, что радикальный вариант ответа на «вызовы США» не прошел — не будет запрета ни на американские лекарства, ни на привлечение высококвалифицированных специалистов.

Руководство Госдумы хотело успокоить общественность и решило еще до принятия законопроекта в первом чтении показать его редакцию во втором чтении, говорила Би-би-си политолог Екатерина Шульман, присутствовавшая на совете законодателей.

Зачем все это было?

Власти осознали, что первоначальная версия законопроекта была слишком радикальной, сказал «Ведомостям» политолог Аббас Галлямов. «Внесли ее сгоряча, чтобы показать, что Россия не смолчит, ответит ударом на удар. После этого стали думать и пришли к выводу, что в результате нашего ответа пострадает только условный Воронеж», — считает он.

Законопроект о контрсанкциях мог сильно ударить не по американскому, а по российскому бизнесу, солидарны эксперты. А идея запрета на американские лекарства по своей безнравственности была сравнима с запретом на усыновление иностранцами российских сирот, считает политолог Михаил Виноградов.

В разговоре с «Ведомостями» он сказал, что степень вредоносности законопроекта заметно превышала привычные масштабы «бомбардировки Воронежа» (популярное выражение, высмеивающие ответные меры России).

Отказ от радикализма можно считать локальным поражением спикера Володина, а можно и демонстрацией вменяемости, сказал газете еще один политолог Евгений Минченко. А Галлямов предположил, что изначальный жесткий вариант был согласован с президентом Владимиром Путиным — как и последующее смягчение законопроекта.

«Коммерсант» со ссылкой на свои источники пишет, что первая версия законопроекта вызвала серьезные замечания государственно-правового управления президента. Более того, по данным издания, в Кремле выступали против его принятия в первом чтении в таком виде.

В итоге нашли компромисс — все-таки принять, но сопроводить постановлением Госдумы с обещанием убрать всю конкретику при втором чтении. Чтобы не вредить себе, то есть не «бомбить Воронеж».
источник Bbc.co.uk

Добавить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.