"Несчастный случай": смерть Соломона Михоэлса 70 лет спустя

0
4

Правообладатель иллюстрации Репродукция фотохроники ТАСС Image caption По первоначальной версии, Михоэлс попал под колеса грузовика, однако позже выяснилось, что он был убит по прямому приказу Иосифа Сталина

70 лет назад в ночь с 12 на 13 января 1948 года в Минске был убит народный артист СССР, руководитель еврейского театра, общественный деятель и лидер Еврейского антифашистского комитета Соломон Михоэлс.

Убийство было замаскировано под несчастный случай. По первоначальной версии, Михоэлс попал под колеса грузовика, однако позже выяснилось, что он был убит по прямому приказу Иосифа Сталина сотрудниками министерства госбезопасности.

Сталин и репрессии: меняется ли оценка общества и власти?

Русская служба Би-би-си поговорила на эту тему с доктором исторических наук Олегом Будницким, профессором Высшей школы экономики и директором Международного центра истории и социологии Второй мировой войны и ее последствий.

Би-би-си:Рассеялись ли сомнения в наши дни в том, что Сталин сам заказал убийство Михоэлса?

Олег Будницкий: Похоже на то, да. В таких ситуациях ни в чем нельзя быть уверенным на сто процентов, но то, чем мы располагаем в настоящий момент — да, это говорит о том, что Сталин дал санкцию, поручение убить Михоэлса.

Би-би-си: Почему понадобилось убивать Михоэлса, а не посадить его?

О.Б.: Это только версия, но дело в том, что у Михоэлса была достаточно широкая международная известность. Он же был председателем Еврейского антифашистского комитета. Он совершал международные турне. Он несколько месяцев был в Штатах, в Мексике, в общем, его знал весь мир.

Так что, возможно, что Сталин не хотел, чтобы был какой-то процесс над Михоэлсом, или не хотел, чтобы он просто исчез, чтобы не было никакого международного резонанса.

Был инсценирован несчастный случай, и Михоэлса похоронили с почестями. Его объявили иностранным агентом, шпионом, националистом уже после смерти, когда был ликвидирован Еврейский антифашистский комитет.

И как мы знаем, процесс над членами президиума комитета тоже был закрытым. Сталин, видимо, не хотел публичного процесса над евреями. Чтобы не было ассоциаций, которые напрашивались в связи с этим. Я имею в виду нацистскую Германию.

Би-би-си: Смерть Михоэлса испугала людей?

О.Б.: Нет. Но люди, которые понимали эту систему и понимали, что это какое-то странное дорожное происшествие, они подозревали, что это убийство. Но для широкой публики это был несчастный случай.

Михоэлса с почестями похоронили, ведь он был кавалер ордена Ленина, народный артист СССР. Было торжественное прощание. А врагом народа, буржуазным националистом, иностранным агентом его объявили через некоторое время после смерти.

Это было устранение человека, которого Сталин считал опасным. То, что касается запугивания, была компания в газетах, когда говорили о таких людях: космополиты, которые поклоняются перед Западом, перед буржуазной культурой.

Потом говорили о сионистах, были гнусные карикатуры в газетах в журналах, была совершенно откровенная антисемитская кампания.

Она формально, официально, никогда не была антисемитской политикой, но когда практически все или большинство фамилий разного рода в статьях и фельетонах еврейские, то всем было понятно, что происходит.

И дошло до того, что в период «дела врачей» простые люди боялись ходить к врачам-евреям на приемы в поликлинику, так что кампания была широкомасштабная.

Правообладатель иллюстрации NATALIA KOLESNIKOVA/AFP/Getty Images Image caption «Расчет на то, что Израиль станет коммунистическим государством, не оправдался. Значит, кто виноват? Евреи виноваты».

Еврейский антифашистский комитет

Еврейский антифашистский комитет был создан в марте 1942 года органами НКВД из видных представителей советской еврейской интеллигенции (писателей, поэтов, актеров и ученых) для пропагандистских целей за рубежом. Главным образом — для влияния на международное общественное мнение и организации политической и материальной поддержки борьбы против Германии.

Лидеры комитета часто ездили за границу налаживать отношения с союзниками и заручаться их поддержкой в борьбе против нацистов. Поездки были очень успешными — руководителей Еврейского антифашистского комитета, в том числе Михоэлса, хорошо принимали, обещали миллионы долларов военной и гражданской помощи.

Деятельность Еврейского антифашистского комитета, в частности, способствовала открытию Второго фронта. На родине комитет собирал информацию о преступлениях нацистов против евреев на территории СССР, и советские евреи писали огромное количество писем в адрес Еврейского антифашистского комитета в надежде на помощь с его стороны.

В конце войны руководство комитета активно обсуждало планы организации Еврейской советской республики в Крыму.

К концу войны Еврейский антифашистский комитет был вовлечён в документирование событий Холокоста, что противоречило официальной позиции советской власти (преступления нацистов представлялись как зло, направленное против всех советских граждан).

После войны комитет, который был изначально создан для пропаганды за рубежом, все больше стал заниматься внутренними проблемами, в том числе защитой евреев от дискриминации. Существование организации начало раздражать Сталина; в результате начались обсуждения о мерах ограничения ее деятельности.

Аресты и суд

Как рассказывал в 1992 году в радиопередачах Русской службы Би-би-си писатель Павел Асс, смерть Михоэлса была огромной потерей для еврейской культурной жизни и послужила сигналом к расправе с еврейской интеллигенцией. Через девять месяцев после этого «несчастного случая», уже в сентябре 1948 года, начались аресты других членов Еврейского антифашистского комитета.

Послушать подкаст «Неправедный суд или последний сталинский расстрел»

Послушать подкаст «Неправедный суд, часть II. За что убивают писателей»

Павел Асс подготовил и провёл две передачи об истории Еврейского антифашистского комитета, которые он назвал «Неправедный суд или последний сталинский расстрел».

В первой передаче, которую вы можете послушать в формате подкаста, об истории и деятельности комитета и о выдающихся личностях, входивших в его состав, рассказывают дочь Соломона Михоэлса и дочь его не менее талантливого и прославленного коллеги Вениамина Зускина.

Вот что рассказывала Би-би-си дочь Михоэлса Наталья Михоэлс-Вовси, автор книги о своем отце:

«Папино убийство было — теперь это совершенно узаконенное выражение — заказным убийством. Только заказчиком был Сталин. Конечно, этого не знали, но это было. И после этого арестовали и страшно долго держали их [других членов президиума Еврейского антифашистского комитета]. Зускина забрали в декабре 1948 года, а Гофштейна раньше, в сентябре, а через два-три месяца забрали всех. Потом началась кампания космополитизма, потом «дело врачей».

Сталин решил действительно завершить дело Гитлера и решить «еврейский вопрос». Началось это с папы.

После смерти Сталина папино имя в газете было реабилитировано, потому что его не арестовали, так что реабилитация была через газету, а в дальнейшем еврейская жизнь, конечно, остановилась. Можно сказать, что Гитлер уничтожил плоть народа, а Сталин уничтожил его духовную сущность. Вместе они сделали все, что смогли.

Дело в том, что еврейский язык, идиш — удивительно гибкий, удивительно выразительный, необыкновенно реагирующий на все происходящее в жизни, — был уничтожен вместе со своим народом.

Шесть миллионов на нем говорили, смеялись, страдали, жили — всё, что угодно — и после этого, когда был уничтожен театр и писатели, он был уничтожен. История языка идиш трагическая, буквально трагическая, потому что читатели погибли и писатели не родились. Все кончилось».

Правообладатель иллюстрации Hulton Archive/Getty Images Image caption «Шесть миллионов на идиш говорили, смеялись, страдали, жили…»

Во второй части программы о расстрелянных 12 августа 1952 года писателях-членах Еврейского антифашистского комитета рассказывают их родственники.

Лев Бергельсон, сын Давида Бергельсона, Эстер Лазебникова-Маркиш, вдова Переца Маркиша, и Лидия Гофштейн, дочь Давида Гофштейна, вспоминают своих замечательных родителей и мужа — звезд литературы на языке идиш ХХ века.

В передаче «За что убивают писателей» Лев Бергельсон рассказывает о том, как его отец решился не эмигрировать в США, а вернуться в Советский Союз из Германии в начале 1930-х, потому что советское государство активно поддерживало развитие еврейской светской культуры, там расцветала и бурлила творческая жизнь на идише.

На вопрос, почему выбрали именно конец 1940-х, чтобы начать антисемитскую кампанию в СССР, Лев Бергельсон рассуждает так:

«Еще во время войны Сталин принял решение вернуться открыто к русскому национализму. Началось возвеличивание России: что Россия занимает особое место среди народов Советского Союза.

С другой стороны у него было заметное стремление, я бы сказал, двоякое — во-первых, чтобы внешне все выглядело так, как в царской России, во-вторых, это мое убеждение, у Сталина было стремление сделать как Гитлер. Он где-то внутренне считал, что Гитлер все сделал правильно. Почему он выбрал именно этот момент?

Ну, формальным триггером было то, что стало ясным, что расчет на то, что Израиль станет коммунистическим государством, не оправдался. Значит, кто виноват? Евреи виноваты.

Кроме того я думаю, что у него были очень глубокие корни антисемитизма. Наверное, это связано с тем, что когда шла внутрипартийная борьба, оппозиция Сталина состояла главным образом из евреев. Он был человеком очень злопамятным, мстительным и, наверно, хотел мстить всему народу. Я это объясняю так.»

Лев Бергельсон имеет право на свою точку зрения, ведь никто не знает, чем бы все это закончилось, проживи Сталин несколько дольше.

Но как сейчас рассматривают этот период историки? Действительно ли тогда, в конце 1940-х — начале 1950-х, власти готовились к высылке или к уничтожению всего еврейского населения СССР? В интервью Би-би-си отвечает Олег Будницкий:

Олег Будницкий: Безусловно, никто не готовил уничтожение всех евреев, это мифология абсолютная. Что касается высылки, то, скорее всего, это также мифология, хотя до сих пор многие, даже большинство, в это верят.

Историки, которые специально занимались этим вопросом, не нашли никаких следов, никаких признаков подготовки к массовой высылке.

Понимаете, что такое депортировать всех евреев в Сибирь? Это больше двух миллионов человек. Уже нет еврейских местечек, черты оседлости. Евреи живут в разных районах, в разных городах.

Чтобы готовить высылку, нужна большая подготовительная работа: районные списки, транспорт и т. д. Информация об этом должна была быть распространена среди большого количества людей, исполнителей — старших сотрудников МГБ и соответствующих, которые занимаются перевозками — это такие практические вещи.

При этом должно остаться множество документов. Никто не будет выполнять команду такого рода по телефону, данную в устной форме. Потому что потом, в случае чего, можно за это жестоко заплатить.

Кроме того, евреи были самой образованной советской нацией. Мало кто знает, но даже после Холокоста и массовой гибели евреев, евреев с высшим образованием было больше, чем украинцев, в абсолютных цифрах.

И евреев, хотя они были в значительной степени, что называется, «подвинуты», сняты с ответственных постов, тем не менее, очень большое количество евреев работало в советской промышленности, в здравоохранении, в науке.

И взять их вдруг, всех евреев, оттуда — это колоссальный удар был бы по советской экономике.

Можно считать Сталина безумцем, но не до такой степени. По-моему, с моей точки зрения, то, о чем ходили слухи и во что многие до сих пор верят, я думаю, что это мифология. У нас нет никаких документов, которые бы как-то это подтверждали.

Я верю, прежде всего, в документы исторические. Не всё, конечно, отражается на бумаге, но смотрите — «большой террор» 1937 года, когда открылись архивы, выяснилось, что все документы сохранены. Мы знаем все о «большом терроре» практически.

И приказ, с которого он начался, и последующие распоряжения, и протоколы допросов — всё это есть в распоряжении историков. По вопросам высылки евреев нет ничего. И мой опыт исследователя говорит о том, что значит, и не планировалось.

Несомненно, был очевидный поворот в сторону государственного антисемитизма. Была кампания — борьба с космополитами так называемыми, которые, как выяснилось, всегда евреи, по большой части; и дела «врачей-вредителей», «врачей-убийц». То, что антисемитская компания приняла широкие масштабы — в этом нет сомнения.

Но одно дело — ограничение евреев в выборе профессии и занятии высоких постов, одно дело — точечное уничтожение, изоляция людей, которых Сталин считал особенно вредными для государства, которое он возглавлял, а другое дело — полная депортация. Это разные вещи и это надо понимать.

Би-би-си: Вы недавно читали лекцию о казнях членов Еврейского антифашистского комитета в августе 1952 года. Почему важно об этих событиях вспоминать сегодня и рассказать молодому поколению?

О.Б.: Я хочу сказать, что это все-таки не тайна никакая. У нас, слава богу, открыты архивы были, и все материалы на эту тему были опубликованы. Есть стенограммы процесса закрытого, опубликованные. Есть исследование на эту тему.

Тот, кто хочет узнать, это узнает легко. Эти материалы можно найти в любой библиотеке практически и в интернете. В этом плане нет проблем. Другое дело, что в обществе российском, к сожалению, существует такая тенденция в нашу эпоху, такая ползущая реабилитация в сторону сталинизма.

Официальная позиция российского государства — это осуждение сталинских репрессий. Недавно было воздвигнут памятник жертвам репрессий, не только еврейских, но в целом, потому что репрессии против еврейской интеллигенции — это была часть, одна из частей остальных репрессий.

Но возникла такая опасная тенденция: «с одной стороной», «с другой стороны», «ну да, были репрессии, но тоже что-то положительное, позитивное было» — это очень опасная и исключительно вредная позиция.

Правообладатель иллюстрации Dmitri Kostyukov/AFP/Getty Images Image caption «Что еще особенно омерзительно в этом процессе над членами ЕАК и в этом убийстве, что убивали, что называется, душу нации еврейской — писателей Бергельсона, Маркиша, Лейба Квитко (Лева Квитко) — а ведь целое поколение советских детей знали его стихи наизусть в переводе на русский язык»

И людям должно быть известно, разумеется, вот о том беззаконии, которое творилось, произволе, о том, что людей по каким-то политическим соображениям, которые показались руководству неправильными, уничтожали, сажали в тюрьму, в лагеря и т. п., просто шельмовали и преследовали, и надо понимать, что это прошлое должно быть окончательно изжито.

Ну и эта аксиома о том, что, чтобы это не повторилось в будущем, нужно дать правильную оценку прошлому. Мне кажется, что это очень важно и для правильного понимания истории нашей страны и для правильных акцентов.

Ведь, что еще особенно омерзительно в этом процессе над членами ЕАК и в этом убийстве — то, что убивали, что называется, душу нации еврейской — писателей Бергельсона, Маркиша, Лейба Квитко (Лева Квитко).

А ведь целое поколение советских детей знали его стихи наизусть в переводе на русский язык. «Анна-Ванна, наш отряд хочет видеть поросят!» Такие были вполне бодрые стихи для пионеров. И этих людей, поэтов, писателей, великих артистов, их убили.

Это, конечно, абсолютная мерзость, абсолютное безумие. Но вот это характеризовало советскую систему, и теперь люди, которые восхищаются так называемым «гением Сталина», великими его делами, это не вполне здоровые люди, с моей точки зрения, и очень важно, чтобы молодые люди росли в нормальной атмосфере и были хорошо информированы о том, что у нас было в прошлом.
источник Bbc.co.uk

Добавить комментарий