Георгий Орланов: Ельцин хотел видеть Госдуму лояльной

0
8

— Наивная вера в то, что можно быстро изменить в лучшую сторону нашу прошлую жизнь и, одновременно — философское понимание того, что на быстрые перемены рассчитывать нельзя.

— Много было конкурентов, тяжелая была борьба?

— Для меня — нет, поскольку я шел по партийному списку. Поэтому прямой моей борьбы с конкурентами в «красном» регионе — Воронеже — не было. Состязание же партий было не легким и весьма драматичным. А вот раньше, в 1990 году, при выборах в городской совет по одномандатному округу, у меня была реальная борьба, довольно сложная и тяжелая. Я победил с минимальным перевесом.

— Существует мнение, что Борис Ельцин дистанцировался от выборов Госдумы РФ первого созыва, сконцентрировавшись на голосовании за Конституцию, за счет чего парламент получился слишком разношерстный и демократы были в нем разрозненны. Так ли это?

— Тут трудно дать однозначный ответ, потому что все процессы протекали довольно хаотично. Думаю, что Ельцин хотел и Думу видеть, как минимум, лояльной. Но плотно заниматься всеми вопросами у него, конечно, не было возможности. Думаю также, что стихийность социально-политических процессов была тогда ему на руку. Парламент в тех условиях не мог не быть разношерстным, а демократы не имели никакого реального опыта политической борьбы и, конечно, не могли идти на компромиссы и объединяться. Это, пожалуй, весьма печальный — исторический уже — факт.

— Как известно, на выборах в первую Думу самым удивительным была победа ЛДПР в голосовании по партийному списку. Почему, как Вы думаете?

— Для меня эта победа не была удивительной. Я много в своей жизни работал в низовых структурах (завод, армия) и просто физически ощущал, как могут разные и многочисленные раздраженные группы в «низах» реагировать на яркие лозунги, которые звучали в речах представителей этой партии. На мой взгляд, именно ЛДПР со своим лидером была, и остается в определенной степени, более адекватна мироощущению значительной части населения. Кроме того, некоторые влиятельные силы подыгрывали ЛДПР, не без оснований рассчитывая на подконтрольность этой политической силы. Эта подконтрольность проявлялась при решающих голосованиях.

— Спикером нижней палаты парламента стал Иван Рыбкин. Почему победил именно он?

— Это, насколько я знаю, компромисс. Для того времени Иван Рыбкин был вполне подходящей фигурой с его опытом общественной (тогда – партийной) работы и умением разговаривать со всеми.

— Он справился с работой спикера?

— Я считаю, да. Кстати, и сменивший его во втором созыве Селезнев, умел разговаривать со всеми. Они оба, по моему мнению, были вполне хорошими спикерами. Я не разделял их политическое видение, но в технологическом плане они справлялись со своей работой. И их, насколько я знаю, ценили в парламентах многих других стран.

— Некоторые утверждают, что исполнительная ветвь власти пыталась манипулировать депутатами. Это так?

— Ну, это вопрос скорее терминологический. Конечно, исполнительная власть пыталась влиять на депутатов. По определению так и должно быть, если не нарушаются законы. Возможно, что в отдельных случаях это влияние было похоже на манипулирование. По-моему, влияние или манипулирование со временем только усиливалось.

— В своем приветственном выступлении на первом заседании первой Госдумы Виктор Черномырдин призвал депутатов исключить из лексикона народных избранников слова «нетерпимость» и «нетерпение». Депутаты прислушались к нему?

— Прислушались, но не последовали призыву. Парламентская культура долго воспитывается. Но даже в странах с развитой демократией «нетерпимость» иногда прорывается сквозь отработанные десятилетиями правила и нормы.

— Насколько серьезной была оппозиция политике Ельцина справа – то есть со стороны последовательных демократов?

— На мой взгляд, такая оппозиция не была серьезной. Скорее это были лишь разногласия во взглядах.

— Вы были членом Комитета по делам СНГ. Скажите, Вам удалось реализовать свои идеи в работе в этом Комитете?

— Нет, не удалось, если иметь в виду реализацию собственных законопроектов. Да я и не успел развернуться в Госдуме, поскольку пришел на замену другому депутату не сразу. Я находился в Госдуме всего лишь около года. В такой ситуации правильнее было бы говорить лишь о поддержке идей и законопроектов, выдвинутых от фракции, в которой я находился.

— Как тогда вообще выстраивалась работа со странами СНГ, которые только-только обрели свободу, выйдя из тоталитарной империи? Трудно было с этими странами налаживать связи?

— И трудно, и не очень, поскольку еще были живы все прошлые связи республик с Москвой. Просто и в центре, и в новых странах не очень понимали, что конкретно надо делать, хотя все чувствовали нежелательность утери социально-экономических выгод в отношениях друг с другом.

— В каком направлении тогда велась работа по взаимодействию со странами СНГ?

— Прежде всего, это становление межпарламентских связей. Затем – создание законодательной базы для эффективного сотрудничества стран. Также, в центре внимания оказывались вопросы минимизации потерь от разрыва экономического взаимодействия единого прежде хозяйственного комплекса с его региональным разделением труда.

— Какой закон, из принятых первой Госдумой, Вы бы назвали самым существенным, самым важным для страны?

— Можно назвать все базовые кодексы и законы, по которым должна жить любая страна, где право и закон определяет поведение людей и всех субъектов социально-экономических жизни. Это – система, в которой трудно выделить что-то одно в качестве самого существенного.

— Традиционный вопрос. Продолжите фразу: «Госдума России первого созыва – это: …»?

— Это первые искренние и романтические стремления преобразовать страну, которая жила так, как жить нельзя.

Справка: ОРЛАНОВ ГЕОРГИЙ БОРИСОВИЧ

Родился в 1946 году.

В 1973 году окончил философский факультет МГУ им. М.В. Ломоносова

В 1976 году окончил аспирантуру в МГУ им. М.В. Ломоносова. Кандидат философских наук (1979). Доцент (1981). Доктор социологических наук (2017).

С 1977 года — преподаватель философии в вузах Воронежа.

В 1990 году работал в Воронежском городском совете народных депутатов.

В 1995 году — депутат Государственной Думы РФ первого созыва по Воронежской области. Член фракции «Выбор России», член комитета ГД по делам Содружества Независимых Государств и связям с соотечественниками.

В период с 1996 года по 2007 год работал в Управлении международных связей Аппарата Государственной Думы РФ.

С 2007 года по настоящее время преподает в Академии труда и социальных отношений. Является заведующим кафедрой философии и социологии.

Беседовал журналист, исполнительный директор историографического сообщества «Политика на сломе эпох» Артем Амелин
источник Rapsinews.ru

Добавить комментарий