Почему в Силиконовой долине мало женщин-программистов

0
9

Правообладатель иллюстрации iStock Image caption Среди программистов в Силиконовой долине женщин гораздо меньше, чем в среднем по компаниям

8 августа Google уволил Джеймса Дамора, автора нашумевшего доклада о гендерном составе компании, «за нарушение корпоративной этики».

Автор служебного отчета написал, что «возможности мужчин и женщин частично различаются из-за биологических причин».

Google уволил автора текста о «биологических различиях» женщин и мужчин

Существует ли дискриминация женщин в науке?

«Эти различия могут объяснять, почему в технологическом секторе и в руководстве женщины не представлены в равной степени [с мужчинами] — говорится в отчете. — Нам нужно перестать воспринимать различия между полами как сексизм.»

Доклад, утекший в прессу днем ранее, наделал немало шуму, а сам Дамор после своего увольнения заявил, что получил немало частных сообщений от сотрудников Google с поддержкой своей точки зрения и благодарностью за то, что не побоялся затронуть столь «политически некорректную» тему.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Директор Google Сундар Пичаи сказал, что тему доклада можно обсуждать, однако предположения автора оскорбительны

Руководство компании предсказуемо отозвалось заявлениями о приверженности политике гендерного равенства. В обращении к сотрудникам глава Google Сундар Пичаи написал, что автор текста «перешел черту» и что он «распространяет вредные гендерные стереотипы в компании».

Недавно назначенная вице-президент компании Даниэлла Браун высказалась, что разнообразие и вовлечение работников — «это ключевой элемент нашего успеха как компании» и Google будет бороться за это сегодня, завтра и ежедневно.

Правообладатель иллюстрации @IndexCensorship Image caption С увольнением Дамора согласны не все. «Неоднородное, толерантное место работы — это где работники могут высказать свое мнение, а не быть уволенными за него»

А сегодня Google отменил назначенную ранее встречу всех сотрудников, на которой должен был обсуждаться доклад. По сообщениям, некоторые сотрудники выразили беспокойство в связи с тем, что, если их смогут идентифицировать, они станут объектами травли в интернете.

Компания объявила, что найдет «лучший способ» помочь сотрудникам обсудить содержание доклада.

Немного статистики

Статистически в крупнейших корпорациях Силиконовой долины женщин-программистов действительно гораздо меньше, чем мужчин.

В Google лишь 19% программистов — женщины, при том, что в целом в компании женщин 31%. Похожая ситуация в Apple — 23% против 32%, и в Facebook — 17% против 33%.

Причин тому может быть несколько. Например, британская статистика подтверждает, что многие студентки факультетов точных наук по окончании университетов не работают по специальности — таковых гораздо больше, чем мужчин.

Правообладатель иллюстрации iStock Image caption Возможно, школьницам просто не надо рассказывать, что математика — слишком сложная наука

В частности, исследование британского Королевского химического общества и Центра ресурсов для женщин в 2015 году показало, что на первом году обучения 72% студенток выражают желание продолжать работу по специальности по окончании курса. По окончании учебы количество желающих падает до 37%. У студентов мужского пола эти показатели — 61% и 59% соответственно.

По мнению исследователей, за время подготовки к защите докторской диссертации значительное число женщин приходит к трем выводам: академическая работа непривлекательна, для достижения успеха придется преодолеть непропорционально большое количество препятствий и придется пойти на слишком большие жертвы.

Возможно, дело не только в этом: например, большое исследование «Elephant in the Valley», посвященное гендерным проблемам Силиконовой долины, выявило, что 84% работающих там женщин коллеги предъявляли претензии в том, что те ведут себя «агрессивно» и «излишне напористо».

«Гендер — это конструкт, отражающий не столько биологию, сколько социальное устройство общества, — считает научный сотрудник Международного института миграции и гендерных проблем Оксана Моргунова. — И если в принципе равенство в образовании женщин и мужчин — это вообще нечто очень новое, то равенство между женщинами и мужчинами в отдельных профессиях — это, наверное, дело будущего».

«Мужские шовинистические свиньи»

Надо сказать, что мужчины время от времени предпринимают действия, чтобы оправдать определение, данное им несгибаемыми феминистками.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Кто сказал, что я не справлюсь?

Например, в том же 2015 году нобелевский лауреат Тим Хант, состоявший тогда в должности почетного профессора в Университетском колледже Лондона, заявил, что женщины в научных лабораториях мешают мужчинам работать.

Его утверждения о том, что женщины на рабочем месте приводят к отвлекающим от работы служебным романам, а тот факт, что у них «глаза на мокром месте», лишь усугубляет ситуацию, — вызвали бурю гневных откликов в социальных сетях, преимущественно политически некорректного толка.

Разросшийся скандал быстро привел к увольнению Ханта. Однако разделяющие его точку зрения не преминут напомнить, что из 881 лауреата Нобелевской премии (не считая организаций) лишь 48 — женщины, при этом едва ли не две трети из них получили премию мира или по литературе.

«Мы живем в патриархальной культуре, — возражает на это заместитель директора Института психологии РАН Вера Кольцова. — Судьями, как правило, являются мужчины. В том числе и те, что касаются премий. А у мужчин, как правило, скептическое отношение к женским возможностям в науке. Известная фраза — «женская логика» как нечто вторичное, уступающее мужской логике. К сожалению, этот гендерный стереотип живуч».

«Скажем, в Италии, где девочкам не говорят, что математика — это очень сложный предмет, в составе математических кафедр практически поровну женщин и мужчин. Хотя никто к этому равенству не стремится, оно возникает естественным образом», — утверждает Оксана Моргунова.

«Если мы говорим девушкам, что они не приспособлены к тому, чтобы быть программистами и математиками, а после пытаемся компенсировать отсутствие женщин в профессии искусственными методами — вот здесь начинается головная боль», — продолжает она.

Мы ждем перемен!

Во многих западных корпорациях существуют специальные программы для помощи женщинам в движении по карьерной лестнице и защите их интересов. Но иногда они выглядят как механическое наполнение рабочих коллективов женщинами с сопутствующими этому заявлениями о гендерной справедливости и инвестиции значительных средств в гендерное равноправие.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Годовая зарплата в 41 миллион долларов, как у главы корпорации Oracle Сафры Катц, — хороший повод улыбнуться

Так что женщин-программистов в Силиконовой долине, видимо, будет немного еще какое-то время. С другой стороны, не все так плохо.

В списке самых богатых руководителей компаний Fortune 500, составляемом изданием Forbes, четыре наиболее высокооплачиваемые женщины руководят технологическими компаниями.

Глава Oracle Сафра Катц в 2016 году заработала почти 41 миллион долларов. Более 30 миллионов получила руководитель Hewlett Packard Маргарет Уитман, почти столько же — Вирджиния Рометти из IBM, 27 миллионов заработала бывшая до июня этого года главой Yahoo Марисса Майер.

А что же Джеймс Дамор? Вряд ли Джулиан Ассандж, предложивший ему работу после увольнения из Google, сможет платить столько же.
источник Bbc.co.uk

Добавить комментарий